Diff: [root] @ 959d7f990f6 | faq | css

texts

File: texts/index [Diff]

-- a/texts/index++ b/texts/index
@@ -1,6 +1,10 @@
hash - Киберпанк-треш-неонуар-боевик-производственная драма "Хешератор"
lor-thread - Краткое содержание любого современного эпического треда на лоре
pit - The Pit, nine sequences of bytes

Книги и прочие тексты
old - Old, very old texts
report - Репортаж, short story
vasya - Про Васю, very short stories
up-and-down - Up and Down, poem

Books and other texts

File created: texts/old/index [Diff]

-- /dev/null++ b/texts/old/index
@@ -1 +1,3 @@
morskoy - Морской-2, weird sequence of bytes
trash - Свалка, weird sequence of bytes

File created: texts/old/morskoy [Diff]

-- /dev/null++ b/texts/old/morskoy
@@ -1 +1,178 @@
h1. Морской - 2.

h2. I

В посёлке городского типа Морской не было никакого моря.
Но это я узнал позже, а 23 июля я выходил с поезда, собравшись на море…
… И взяв с собой кучу плавательных принадлежностей.
Но всё по порядку.

h2. II

23 июля я, сойдя с поезда, был очень удивлён, не увидев никого на пустом и абсолютно чистом перроне. Также и море не особо бросалось в глаза. Было жутко холодно и пусто. Я ничего не имею против нахождения в одиночестве, но здешняя пустота просто давила на меня. Я стал было искать билетную кассу, но её, как и туалета, обычного для такого рода мелких станций, построенных ещё чёрти - когда по единому шаблону, не было. Я даже было подумал, что по ошибке вылез не там, но надпись белыми, прилепленными к стенке буквами «Морской», меня почему-то успокаивала, и я поплёлся по жухлой траве с тремя чемоданами в руках в единственно возможном направлении, напевая для храбрости «Два слова строка - и шнурок с потолка».
Минут через десять я увидел собственно посёлок. Состоял он в основном из частных домов, которые стояли в современном беспорядке вокруг одиноко высившейся в середине пятиэтажки. На небоскрёбе висела вывеска «ДОМ ОТДЫХА РОДНИЧЁК». Мысленно отметив орфографию, я направился к двери.

h2. III

За дверью находилось обшарпанное помещение. За стойкой сидел мужчина лет 40 и играл в сотовый. Услышав звук открываемой двери, он отложил игрушку и, медленно поднявшись, спросил, как моя фамилия.
- Чесноков, - ответил я, - хотя это к делу и не относится. Я же вашу не спрашиваю. Есть у вас свободные комнаты?
Мужик, кажется, слегка удивился.
- Моя фамилия Куглазов. Комнат нет.
Я тоже слегка удивился, как диковинной фамилии, так и отсутствием свободных комнат в этом всеми забытом учреждении. Поразмыслив, я достал органайзер и, перебирая бумажки, и как бы не расслышав его заявления, сказал:
- Конечно, за наличные, и авансом…
Куглазов оценил наполненность моего кошелька и сказал, сунув мне ключ с номером:
- Номер сто сорок семь. Предоплата 500 рублей.
Сунув ему стильную бумажку, я проследовал к лестнице. Лифта в пятиэтажном здании, конечно, не было. Кстати, странно, что здесь столько номеров. С улицы здание казалось номеров на 50.
Дом отдыха был пустой. Неизвестно почему этот странный Куглазов отказал мне в комнате. Наверное, в телефон переиграл. Кстати…
Я вынул из кармана свою «Нокию». Ну да, так и есть, «Поиск сети». Нафиг им тут телефоны?
Наконец, прибыв на пятый этаж, я побрёл между рядов дверей. Ага, ясно всё с номерами. Они были пронумерованы через два. Видимо, нужна была отчётность о большой гостинице.
Дойдя, наконец, до моей двери, я взглянул в окно. Там уже бушевал дождь.

h2. IV

Открыв не без затруднений замок, я проник в свою комнату и увидел шикарную обстановку (сеточную кровать с колючим одеялом, стул, кем-то заботливо ободранный, тумбочку, 60-ваттную лампочку под потолком и розетку). Главным из всего этого была, конечно, розетка. Без неё я бы остался и без связи с внешним миром.
Возрадовавшись по этому поводу, я воткнул в розетку двойник и два тройника, а в них ноутбук, подзарядку телефона, лямку и МР3 - плейер. Соорудив систему из ноута, телефона и выносной антенны, я получил Интернет и радио. С этим всем комната стала почти домом.
Тут в мою комнату постучались. Я крикнул: «Войдите!». В комнату вошёл какой-то затравленный человек с огромными ушами.
- Здравствуйте. Моя фамилия Чайкин. Я директор этого дома отдыха.
Я откинулся на стуле, предвкушая приятную беседу.
- Здрасте. Моя фамилия Чесноков. Я отдыхающий. А почему у вас на вывеске ошибка?
Человек откуда-то достал блокнот и затравленно спросил:
- В какой букве?
Я поразмышлял и сказал:
- В седьмой.
Господин Чайкин сделал пометку в блокноте.
- Исправим. А как вам понравилась наша гостиница?
- А почему у вас номера пронумерованы через 2 номера?
Чайкин вспотел и покосился на дверь.
- Ради бога, не говорите этого вслух. Не дай бог, узнает комиссия, и тогда…
Господин Чайкин расширил глаза и, кажется, вспотел ещё немного. Я сделал вид, что ничего не заметил.
- Хорошая гостиница. Только жалко, погода плохая, на море сходить нельзя.
Господин Чайкин удивлённо уставился на меня.
- Откуда вы здесь море взяли? Здесь и озера-то нет. А погода ещё хорошая. Вот прошлым летом такой дождь с ветром был, чуть полгостиницы не снесло…
Я слегка офигел. И, кажется, потерял дар речи. Господин Чайкин посмотрел на меня, хмыкнул и перевёл взгляд на тумбочку.
- А вот этого я бы делать не советовал. Провода, знаете ли, тонкие, а стены, знаете ли, деревянные…
Господин Чайкин стал подниматься, чтобы выйти. Но тут ко мне вернулся дар речи, и я заорал:
- Как это нет?!! А почему называется так?!!


h2. V

Господин Чайкин обернулся в двери.
- Называется по имени великого полководца Александра Морского, который в одиночку победил десять тысяч татаро-монгольских воинов.
Я не нашёл ничего лучше, чем спросить:
- А как?
- Затопил их лагерь водой. С тех пор там озеро. И вообще, покупая билет, тем более на такое дорогое транспортное средство, как вертолёт, надо знать, куда направляетесь.
- Я на поезде ехал.
Чайкин покрутил пальцем у уха.
- Какой поезд? У нас вроде спиртным тут не торгуют. Вокруг города сплошные горы, извините за каламбур.
Тут у меня окончательно съехала крыша.
- Но я точно помню, я на поезде приехал!
Господин ухмыльнулся, повернулся и ушёл. Я закрыл за ним дверь и сел на стул, смотря в окно, за которым уже темнело. Посидев в таком положении минуты три, я поднялся и стал обесточивать мой мобильный офис. Телефон с выносной антенной всё равно не работал. Отключив всё, кроме ноутбука, я открыл в нём карту России и нашёл там место, где я должен находиться. Но там ничего не было. Совсем ничего!


Лирическое отступление.
Как мы ходили в поход на Северный Полюс.
Когда я учился в третьем классе и уходил на летние каникулы, учительница наша сказала нам, что в качестве практики нам надо летом куда-нибудь с классом сходить. Тогда мы заперлись в классе, взяв с собой 5 литров газировки.
К тому времени, когда мы их выпили, кто-то предложил пойти в поход на Северный Полюс. Мы одобрили эту идею и послали его ещё за 10 литрами. После того, как мы их выпили, мы уже всё обдумали и решили собраться ещё раз.
В следующий раз каждый принёс с собой всё, что мог, то есть десять рублей, старую шубу и ржавый утюг на верёвке. Сосчитав деньги, мы купили на них десять литров газировки и решили ехать зайцами.
Зайцами нам проехать не удалось, потому что мешали ржавые утюги. Поэтому мы поехали под дном вагонов: из Краснодара в Астрахань, из Астрахани в Орёл, из Орла в Москву, из Москвы в Санкт-Петербург, а из Санкт-Петербурга в Мурманск.
В Мурманске мы замаскировались под мешки с углём, потому что были жутко грязные, и сели на пароход.
На пароходе мы доехали до Усть-Кюлюйска, где жили одни чукчи. Трое из нашего класса решили остаться там, и нас осталось 21.
Мы пошли прямо на север. Но было жутко холодно. Двое отморозили себе волосы, и мы отправили их назад. Нас осталось 19.
Вскоре после этого мы встретили стадо кровожадных тюленей, с которыми мы подрались. Четверо были ранены, их отослали. Нас осталось 15.
Наступила ночь, и мы поставили лагерь. Но тут лёд треснул, и шесть человек откололось и уплыло в Усть-Кюлюйск. Нас осталось 9.
На следующую ночь мы решили разбить лагерь. Мы долго думали, как это лучше сделать. А потом я его нечаянно уронил, и он сам разбился. Тогда остальные обиделись на меня за то, что я разбил такую ценную вещь и ушли. Нас осталось 2.
И вдвоём мы, усталые, израненные, еле волоча за собой ржавые утюги, доплелись до полюса, там уже стоял… Б-класс в полном составе. Оказывается, они сэкономили на газировке и купили билет на самолёт. С тех пор мы их очень не любим.

h2. VI
Я сидел на кровати, обхватив голову руками. В голове был какой-то хаос. Как я мог попасть сюда на вертолёте?! Я же точно помню эту станцию с белыми буквами на стене…
Я резко встал с кровати. Вот именно! Сейчас я пойду и посмотрю на эту станцию. Если она там есть, то… дальше не знаю. Наверное, Чайкин врёт. Но первым делом надо позавтракать.
Я прошёлся по комнате, ища кошелёк. По дороге я завернул к окну. За ним были дома, беспорядочно раскиданные вокруг дома отдыха. Над этим всем были тучи. Посмотрев на них, я решил, что до дождя успею ещё сходить к дороге. Тут я вспомнил, что кошелька у меня нет, и деньги я держу в карманах. Поэтому я надел джинсы и стал рыться в них.
В карманах я нашёл десять тысяч без пятисот, телефон, над которым я долго раздумывал, брать или не брать, и решил всё-таки брать, пачку листовок «Би-Лайн», которые где-то стянул по привычке ещё дома и МР3-плейер.
Через десять минут я под звуки «Пилота» в наушниках спускался вниз. Ещё вчера я заметил в углу дверь с надписью «Столовая». Теперь я направлялся туда.
В столовой было немного народу. В центре сидели небольшие компании, поедавшие бутерброды, в углу веселилась какая-то пьяная компания. Я пошёл прямо к буфету.
Там стоял стеллаж с бутылками всевозможного спиртного и неохлаждаемый холодильник с бутербродами. В меня все виды еды кроме бутербродов были вычеркнуты. Я подошёл к раздаче, где стоял какой-то живой труп с табличкой «Вас обслуживает продавец К.К. Биденко». Я сказал:
- Бутерброд за два пятьдесят.
Труп обвёл меня пустым взглядом и сказал:
- Это закуска к спиртным напиткам.
- Ну, вот я и хочу закусить.
- Закуска отпускается только со спиртными напитками.
Я мысленно выругался. Я не пью! Но тут у меня родился план. Я подошёл к компании, сказал пару слов, в компании раздался одобрительный хохот. Я возвратился к буфету и сказал трупу по фамилии Биденко:
- Бутылку водки и семь бутербродов.
Труп повернулся спиной ко мне, полазил в шкафу, достал поднос, поставил на него бутылку и положил семь бутербродов. Я расплатился, пошёл и продал водку пьяницам, а сам уселся за близлежащий столик и стал поглощать бутерброды, слушая их разговоры.

h2. VII

«Разговор» шёл о местах для пьянок. Кто-то заговорил об озере, но ему стали угрожать физической расправой, и он ушёл.
Он, кстати, не вписывался в эту компанию, и было похоже, что он приписался к ней по ошибке.
Я доел свои бутерброды, отдал поднос трупу и вышел из дома отдыха.
На улице рабочие снимали с вывески букву «Ё» и готовились ставить вместо неё букву «Е». Я подивился оперативности и безграмотности господина Чайкина и пошёл к выходу на главную дорогу.
Небо было плотно затянуто тучами, и было довольно холодно. Я быстро шагал по направлению к станции.
Вот и эта стена. Я уже знал, что на ней действительно есть буквы «Морской», и есть перрон, и есть рельсы, и есть расписание, по которому я узнаю поезд, чтобы завтра же уехать отсюда, и что я вернусь и устрою допрос с пристрастием Чайкину, когда быстрыми шагами я приближался к стене.
Чёрт! Я едва успел сделать шаг назад. Перрона не было. Прямо от стены был обрыв, полностью вертикальный. Внизу, где-то в жуткой дали, виднелись разломы и трещины в породе. Было абсолютно тихо, и лишь у меня в наушниках оторвано от реальности гремел рок.


h2. VIII

Я вернулся в «дом отдыха» полностью разбитый. И к тому же вымокший на обратном пути под дождём. Блин! Иррациональность какая-то. Обвал, что ли, вчера случился. Какой-то глобальный и сверхсекретный обвал. Мистика.
В «Родничеке» я вновь отправился в столовую. Думал, там к обеду хоть что-то кроме бутербродов появится. Но нет! Пришлось опять производить бутербродно-водочный обмен с компанией, благо они всё ещё продолжали пьянствовать.
С бутербродами я подсел к экс-компанейцу, который сидел и тоже жевал бутерброды.
- Привет, - сказал ему я. - А у вас тут что-нибудь кроме бутербродов бывает?
- Привет, - ответил он, оглядев меня. - Не-а.
- А что же вы тут едите?
- Бутерброды.
- А откуда вы берёте столько колбасы и хлеба?!
- Иногда привозят.
Блеснул луч надежды.
- На поезде?
- На каком ещё поезде, не смешно. На вертолёте.
Луч замигал.
- И часто здесь вертолёты?
- Не, - ответил он, флегматично жуя бутерброд. - Раз в год, не чаще.
Луч вообще почти погас.
- А сколько билет стоит?
Тут даже он отложил бутерброд и поднял прозрачные глаза на меня.
- Какой билет?! Они сверху только гуманитарную помощь скидывают! Неделю назад, кстати, скинули, прихватил себе штаны новые.
Этим он, кажется, очень гордился
- А чем же вы в остальное время питаетесь?
Он снова принялся за бутерброд.
- А что выращиваем, тем и питаемся.
- А спиртное у вас откуда?
- Из погреба. Тут жутко огромный погреб. Уже два года из него едим.
- А в погребе откуда всё взялось?
- Так два года назад здесь была товарная станция. Перевалочный пункт. И стоял поезд с хреновой кучей продуктов. И тут произошли какие-то сейсмические сдвиги, и нас выдвинуло на пять километров над окружающими. Поезд, конечно, себе оставили. До сих пор стоит на севере от посёлка.
Крыша у меня опять поехала. Я смутно попрощался с флегматиком и пошёл мимо Куглазова и окна с дождём в свой номер № 147. Там я сел на стул и стал мучительно соображать. Всё имеет своё обоснование, кроме того факта, что я здесь оказался и при этом никогда не слышал о посёлке «Морской», вознёсшемся на 5 км над землёй вместе с товарным поездом.
Думая об этом, я неловко повернулся на стуле и упал. У меня появилось очень сильное желание что-нибудь разнести. Тогда я выбежал на улицу и побегал под дождём минут пять. Это меня успокоило.
Вернулся я в номер весь промокший, сел на стул и упал. При этом я задел шкаф и он тоже упал. Встав с пола крайне обозлённый, я вдруг осознал, что я нахожусь в посёлке «Морской», около которого нет никакого моря, в гостинице «дом отдыха «РодничЕк»», в столовой которого нет ничего, кроме бутербродов с колбасой и спиртных напитков, и где работают одни клинические идиоты. И в номере с полным хаосом на полу. От этого осознания я страшно хохотал где-то час, а потом упал на кровать и заснул.


h2. IX

Проснулся я всё там же. Вспомнил об этом и усмехнулся. Но после этого представил себе дальнейшие перспективы, и на меня опять накатило подовленное настроение.
Вдруг в комнате что-то запищало. Это был телефон, у которого от постоянного поиска сети кончилась зарядка. Я выключил его и положил на стол(тьфу, блин, тумбочку). Я встал и занялся уборкой.
Расставив всё по своим местам, я включил ноутбук и поиграл с полчаса. Это меня несколько развлекло. Потом я посмотрел на часы. Было 11:30. Блин, как долго я спал! Вчера лёг где-то в 19. М-да!
Покопавшись в сумке, я нашёл там два литра «Маунтин Дью» и большую пачку чипсов. Выпив воды, я почувствовал себя намного лучше.
Поразмыслив, я решил пойти к поезду. Посмотреть, не врут ли все. В глубине души я на это ещё надеялся.


h2. Х

Поезд был виден издалека. Он оброс ржавчиной как кораллами. По крайней мере, как лишайником.
Поблизости не было охраны, и я решил пройти внутрь. Я открыл дверь одного из вагонов.
Внутри было довольно светло. Свет проникал через зазоры между листами железа на потолке. Один из листов совсем отвалился и лежал на полу. Сквозь дыру от него проникал сноп тусклого света и освещал надпись на стене, сделанную мелом:
СУ….ИК ..... В
ЗА….. ЕР ..ЛЮ… М
И… 3 ВАГ…Н….
Единственное, что я из этого понял - это 3 вагон. Туда я и направился.
Третий вагон был штабным, но тоже открытым. Войдя туда, я сразу понял, что это ещё и «вагон-ресторан». На полу валялись банки из-под консервов, бутылки из-под водки и стояла жуткая вонь. На стене был крючок, а на нём ключ. Я взял его и выбежал.
Подумав, я расшифровал надпись. Она означала, что что-то заперто ключом из 3 вагона. Наверное, запас продуктов. Решив так, я воспрянул духом и стал искать это СУ…ИК….В, запертое. Продукты мне бы пригодились. Бутерброды с колбасой - очень вредная вещь.
Размышляя на такие приятные темы, я приблизился к последнему вагону. Вот на нём как раз был установлен очень большой и надёжный замок. Я вставил в него ключ, повернул, открыл дверь, и…
Из вагона выскочил труп, отвратительно воняющий, скорчил жуткую рожу и произнёс следующее:
- Ура! Моя фамилия Сусликов! И сейчас я утру нос Чайкину! Я всегда говорил, что озеро есть! Пойдёмте со мной!
С этими словами он повернулся и побежал по рельсам по направлению к обрыву. Я смотрел на его бег. Вот он добежал до конца, прыгнул, издал торжествующий крик и полетел вниз. Я побежал за ним, но успел лишь увидеть, как он прыгал по скалам, а затем исчез вдали. Нечего говорить, этот псих утёр нос Чайкину.
Я прошёл к первому вагону и написал на стенке:
СУСЛИКОВ МЁРТВ.
КЛЮЧ У МЕНЯ.
После этого я отправился назад в отель. Было над чем поразмышлять.
Уже темнело и шёл мелкий дождь. На небе зажигались звёзды. И вдруг одна из звёзд зажглась прямо внутри месяца. Я испугался. Почему-то…

File created: texts/old/trash [Diff]

-- /dev/null++ b/texts/old/trash
@@ -1 +1,92 @@
h1. Свалка

Я живу на свалке.
Свалка находится на окраине Морского.
В этом нет ничего удивительного…
По свалке бегают собаки. Их очень много, целая стая. Каждое утро, выходя из дома, я отстреливаю штук 10. Особого урона их численности это не приносит.
На свалке много мусора. Каждое утро, выходя из дома, я разгребаю его. Особого влияния на его количество это не оказывает.
Большее количество мусора составляет электроника. Еды слишком мало, чтобы выкидывать её…
На свалке полно магазинов. Каждое утро, выходя из дома, я отодвигаю их в сторону. Но им всё равно некуда стать, и они подвигаются назад.

В пять часов торговцы приходят в свои магазины. Кто приходит раньше, тот занимает лучшее место. Остальные ходят по свалке и всем раздают листовки. Некоторые сразу бросают листовки в кучу мусора. Но иногда их на этом ловят и штрафуют. Листовки полагается раздавать людям.
Большинство покупателей на рынке составляют сами продавцы. Живущие на свалке уже всем обеспечены.
Продавцы постоянно продают друг другу большие партии товаров. Когда товар приходит в негодность, его выбрасывают в кучи.
К 9 часам приходят очень редкие покупатели. Покупают в основном информацию. Мелодии для мобильников, игры для компьютеров и прочее.
В 16 часов все магазины закрываются и продавцы исчезают. Тогда открываются секонд-хэнды. Там никто ничего не покупает, несмотря на дешевизну и бедность населения.
К 21 часу закрываются все магазины. Тогда приходят команды «реаниматоров». Они чинят мусор и продают его снова. Кому-то.
***
И вот в один из таких дней я вышел из дома в 12:33. Это самый час пик. Мне тут же вручили кучу листовок. Я выкинул их. Это разрешено.
Я направился к краю свалки. Там продавцов было меньше. Там была стена, отгораживающая свалку. Иногда через неё перелезали странные от своей бескорыстности люди. Они сообщали всем секретные адреса сайтов, где была бесплатная информация. Я иногда любил скачать себе чего-нибудь по их ссылке. К несчастью, эти сайты обычно тут же закрывала Администрация Свалки. Рано или поздно этих людей ловили и скармливали собакам. Реаниматоры подозревали их в краже мусора, торговцы в «нездоровой конкуренции».
На краю, впритык к забору стоял игровой клуб «Флэш - рояль». Мы называли его сокращённо «Форте пиано». Там ещё более или менее честные автоматы сохранились, и я часто ходил туда.
Итак, там я провёл где-то девять часов. Когда я вышел наружу, была уже ночь. Светили прожекторы. В их свете я увидел человека, перелезающего через забор. Я не испугался. Скорее бы кто-нибудь испугался, если бы кто из наших перелез туда.
Я подошёл к ограде. У спускавшегося был ноутбук под мышкой и плащ с буквой «Х» на спине. Когда он спустился, он внимательно оглядел меня.
- Привет, - сказал он.
- Привет, - ответил я. - Ты реаниматор?
- Практически, - сказал он. - Готов к восприятию?
- Всегда готов, - ухмыльнулся я.
Он включил ноутбук и поставил его на сломанный каким-то бешеным игроком автомат.
- Ник? - спросил он.
- Chesnok, - ответил я. - Пароль 57vzq57.
-Ага… щас. Вот тебе диск. Вставишь в комп, с него заходи в инет. Эй, что это?
Со стороны рынка бежала бригада Реаниматоров.
- Счастливо оставаться! - заорал он и побежал. Но его догнали собаки. Скоро от него осталась только лужа крови на песке и обломки ноутбука поблизости…

Позже, дома, я вставил его диск. На нём находилась какая-то программа для доступа к сайту. Я проделал всё соответственно его инструкциям. На нём находилась просто ОГРОМНАЯ коллекция всяческих штук. Я сделал список из двух страниц на закачку и пошёл спать.
С утра мой компьютер и телефон были плотно забиты всякой хренью. С этим я и вышел на рынок.
На рынке, конечно, все знакомые завидовали. Я соврал им, что выиграл в «Фортепиано» джек-пот. Такое изредка случалось.
Протусовавшись до девяти часов, я вдруг почувствовал дикую тягу к «Фортепиано». Туда я и направился. И успел как раз к тому событию, что из-за угла вышел ещё один информатор!
Если бы я не видел, как вчерашнего сожрали собаки, я бы решил, что это он и есть. Они были жутко похожи!
- Привет снова, - внезапно сказал он. - Как сайт??
- Снова??? - офигел я.
Он посмотрел на меня.
- Забыл, что ли?? Или к Реаниматорам нанялся?
- Тебя же убили…
Он рассмеялся.
- Я убежал. Или считаешь, что я призрак?
- Ну уж нет! Я всё видел! Как ты остался жив?
Он нахмурился.
- Потом расскажу. А как тебя вообще зовут?
- Меня… Александр.
Он стал в позу.
- Как и основателя нашего города великого Александра Морского, который…
Тут на меня накатило дежа вю. Я поднял руку и сказал: «Ясно, ясно!».
Он заржал.
- Вижу, уже достали! А тебя действительно в его честь назвали?
- Нет, я вообще не здесь родился… Забей! А тебя как?
- Моя фамилия Реков, - сказал он.
- Хм, - сказал я. - А моя - Чесноков.
- Приятно познакомиться, - улыбнулся Реков.
Тут из-за «Фортепиано» раздался странный звук. Отовсюду попрыгали реаниматоры с отвёртками наголо. Я предъявил своё удостоверение потребителя, и они меня отпустили. Уходя, я не смотрел назад. Думаю, на этот раз ему не удастся сбежать. Жаль…

Наутро на рынке состоялся беспрецедентный случай - продавали еду! К магазину тут же выстроилась огромная очередь. Мне повезло, я оказался первым. Уходил я быстро, не хотелось попадать под взгляды Реаниматоров. Они вернулись на рынок только к 10 часам. На их отвёртках появился красноватый отлив…
Вечером я так, для интереса, сходил к «Фортепиано». Как я и ожидал, Реков выходил из-за угла.
- Привет. Ну и как на этот раз?
- Хреново, - ответил он, потирая спину. - Эти отвёртки больно бьются. Но я убежал.
- Ага, - ухмыльнулся я. - А от какой ты организации?
- Какая, в принципе, тебе разница?
- Ну, я бы тоже вступил…
- … Чтобы уметь так же бегать, а?
- И для этого, - признался я.
- Хм… ну я подумаю над этим. А теперь привет!
И он повернулся и зашёл за угол. Но сразу же появился из-за угла здоровенный Реаниматор… В общем, кончилось всё как обычно.

С утра небо стало вдруг слегка расчищаться. Все очень удивились, и вся Свалка смотрела на небо. Это было воистину удивительно. На небе Морского не появлялось и просвета с тех пор, как Александр Морской, который… и так далее.
Дальше - больше. На рынке вдруг появилось ещё две точки, торгующие едой. В итоге я потратил почти всю наличность на провиант, и в «Форте пиано» соваться было вроде бы и незачем. Тем не менее, я пошёл, чтобы повидать Рекова.
Реков сидел на автомате и базарил по мобильнику. Увидев меня, он встал, и мы обменялись приветствиями. Он сказал:
- Я принял тебя в наши ряды. Грядут большие перемены!
- Я вижу…
- А почему не радуешься?
- Хм, я как-то не определился… Это так внезапно.
Он хлопнул меня по плечу.
- Возрадуйся, сын мой! Нам предстоит работа!
Весь оставшийся день мы размещали везде, где только можно было, бесплатную информацию. А вечером пришёл представитель Администрации с бензопилой…

Так прошла неделя. За это время я узнал много интересных вещей. Например, что под Свалкой заложена громадная бомба. Её хотели активировать представители общества, если ситуация станет критической. Но пока что такого не предвиделось. Напротив, небо над Свалкой полностью расчистилось, все игровые клубы и инфомагазины закрылись, и везде стали торговать едой. Собак перестреляли, мусор сожгли, и Свалка практически перестала быть свалкой. Это были феноменальные успехи!

Но всё дело было в том, что мне-то это не нравилось! Мне больше нравилась прежняя Свалка, с магазинами и мусором. Последней каплей стало то, что они закрыли «Фортепиано»! Тогда я пошёл прямо к бомбе по секретному переходу, активировал её, поставив таймер на пятнадцать минут, и направился скорым шагом к краю Свалки. Я намеревался вернуться в Морской. Думаю, мне послужит оправданием то, что она взлетела на воздух…
Первое, что я увидел, когда перелез через забор, были горы вокруг и Морской на отдалении примерно километра. А второе - это Рекова, нацелившегося из ружья мне в голову.
- А ты думал, что сможешь вернуться? - сказал он, нехорошо улыбаясь. - Нет! Ты сам помогал отдалению Свалки от Морского. Ты проиграл. Надеюсь, в следкющий раз ты сделаешь верный выбор! Пока…
Он быстро перевёл ружьё мне в живот и выстрелил. Сквозь боль я успел увидеть, как Свалка падает в небытие…
***
И вот в один из таких дней я вышел из дома в 12:33. Это самый час пик. Мне тут же вручили кучу листовок. Я выкинул их. Это разрешено…

File created: texts/report [Diff]

-- /dev/null++ b/texts/report
@@ -1 +1,38 @@
h1. Репортаж.

Над Морским был проливной дождь. Был он и над зданием в центре города, на котором была вывеска «Вечерний Морской. Мр ТВ. Ксерокса нет!». Внутри звонили телефоны и творилось что-то поспешное.

По коридору бегали люди с какими-то бумажками. Внезапно одна из дверей отворилась и довольно сильно ударила худого человека с бесцветными глазами. На двери было написано «К.К. Амперштейн. Исполнительный директор», и было подписано маркером «С.К.» Человек упал и уронил бумаги.

- Э… извините... - проговорил голос из-за двери, но увидев, кого сбил, добавил: А, это ты, Рыбин. А что ты здесь делаешь? Марш на объект! Восточное и Южное крылья уже там!

- Но это опасно-о-о… - протянул Рыбин, собирая бумаги. Террорист всё- таки. Подорвать может!

Голос презрительно хмыкнул.

- Вряд ли. Кишка тонка. На террориста не тянет. Вымогатель. Вытребует себе парашют и убежит. И взрывчатки-то у него нет. Если бы ему хотелось кого-нибудь убить, стал бы он прессу созывать. Никаких «но»! Вперёд! Возьми Санька, он свободен…

Через десять минут Рыбин находился уже около старой городской школы, в которой и засел террорист, взявший в заложники сторожа. Сторож, видимо, выпил большую часть запасов «РодничЕка», потому что не рыпался и сидел тихо.

Через двадцать минут он уже пробирался сквозь мокрую толпу и оцепление внутрь, прокладывая путь толстым Саньком и его камерой. Милиционеры у входа, видимо, решили, что он из южного крыла. И, поворчав, что опаздывать нехорошо, пропустили.

Через двадцать пять минут он был внутри, сидя в тесной сторожке с другими корреспондентами у передней стены. Террорист, добродушного вида человек, заросший бородой, сидел у задней стены. Позади него были разложены ящики, со взрывчаткой, наверное. Со всех сторон сверкали вспышки фотоаппаратов. Репортёры до того обнаглели, что попросили террориста зажечь лампу слева для лучшего освещения. Он согласился.

По шёпоту Рыбин узнал, что он обещал дать подробное интервью в 16:30.

Через тридцать минут Рыбин пытался пробиться со своим вопросом к террористу, в то время, как он, придерживая одной рукой связанного сторожа, охотно отвечал на чужие.

- Зачем вы взяли заложников?
- Это я скажу потом.
- Кто вы такой?
- Просто местный житель, недовольный жизнью.
- Откуда вы взяли взрывчатку?
Он ухмыльнулся.
- Ограбил склад петард. Их тут много…
Тут наконец Рыбин пробился.
- Скажите, а зачем вы созвали прессу?
Человек перестал улыбаться и серьёзно сказал:
- А чтоб больше народу накрыло.

И через тридцать девять минут Рыбина уже нигде не было.

File created: texts/up-and-down [Diff]

-- /dev/null++ b/texts/up-and-down
@@ -1 +1,29 @@
h1. Up and down

When they came
With flag high
He knew they
Will be right
They set upon
The shifting sands
With heavy foot
And weary hands

When they found
The empty town
He knew they
Will settle down
They made a camp
They heated sand
The city watched
Their bodies mend

When winds changed
The end was nigh
They put on
Hazard attire
They made themselves
An easy prey
And shadow fell
As he leapt

File created: texts/vasya [Diff]

-- /dev/null++ b/texts/vasya
@@ -1 +1,72 @@
h1. Про Васю

Вася и стенка

Однажды Вася вышел на улицу и написал на стенке «Здесь был Вася». И тут же его забрали в милицию. Вася просидел там два года. Потом он вышел и написал на стенке «Вася был в милиции». И ему ничего не было!

h2. Вася и книга

Однажды Вася вышел на улицу и нашёл книгу. В ней было написано: «Однажды Вася вышел на улицу и нашёл книгу. В ней было написано: «Однажды Вася вышел на улицу и нашёл книгу…

Вася и Петя

Однажды Вася вышел на улицу и встретил Петю. У них состоялся следующий разговор:
- Привет, Петя.
- Привет, Вася.
- Как дела?
- Да как-то… А как там у вас?
- Ничего. А как он себя ощущает?
- Да средне. А вообще как?
- Нормально…
На этом разговор кончился.

Вася и школа

Однажды Вася вышел на улицу и пошёл в школу. Но по пути он подумал:
- А что я там делать буду?
И пошёл обратно…

h2. Вася и Саша

Однажды Вася вышел на улицу и встретил Александра Морского. «Наверное, из соседнего творения зашёл» - подумал Вася. И ушёл домой…

h2. Вася и небо

Однажды Вася вышел на улицу и посмотрел на небо. Оно было зелёное. «Странно, блин!»- подумал он.

h2. Вася и еда

Однажды Вася вышел на улицу и захотел есть. И поел.

h2. Вася и концы

Однажды Вася вышел на улицу и поехал на другой конец города. Потом на первый. Потом на третий. А потом поехал обратно домой. И зачем это всё?

h2. Вася и работа

Однажды Вася вышел на улицу и решил устроиться на работу. Устроился поудобнее и заснул…
h2. Вася и реклама

Однажды Вася вышел на улицу и стал везде читать рекламу. И таким образом он за день посадил себе зрение…

h2. Вася и учёба

Однажды Вася вышел на улицу и пошёл учиться. И скоро доучился до полной неузнаваемости.

h2. Вася и техника

Однажды Вася вышел на улицу и сел на велосипед. Он наклонился и упал. «Какие у меня сильные технические наклонности»- подумал Вася.

h2. Вася и качеля.

Однажды Вася вышел на улицу и стал кататься на качеле. Скоро качеля сильно разогналась и выбросила Васю. Вася пролетел над родным домом и улетелвдаль. И больше его никто не видел. Потому что все ослепли. Почему-то.

h2. Вася и дерево

Однажды Вася вышел на улицу и залез на дерево. Дерево упало, но Вася перепрыгнул на другое. Другое дерево упало, и Вася перепрыгнул на третье…
Так погибли все тропические леса.

h2. Вася и стул

Однажды Вася вышел на улицу и сел на стул. Но стул куда-то исчез, и Вася упал в лужу. «Жидкий, зараза»- подумал Вася, поднимаясь.

By Voker57 on 2012-04-14 19:24:29 +0000